TUT.BY "Многовекторность" белорусской внешней политики, скорее, говорит о ее беспринципности и ни к чему хорошему привести не может. Такое мнение в эфире TUT.BY высказал политический обозреватель Роман Яковлевский. Подробный аналитический обзор внешней политики Беларуси в свете последних событий независимый международный эксперт завершил словами "Того, что было в Кыргызстане, нам не грозит, но очевидно, что Беларусь беременна переменами…"
- Курманбек Бакиев после революции в Кыргызстане оказался в Минске, а временное правительство страны намекает на то, что есть повод направлять в белорусский МИД запрос об экстрадиции бывшего президента. Если этот запрос будет направлен в МИД Беларуси, как вы думаете, что произойдет дальше? Будет ли выдан временным властям Кыргызстана Курманбек Бакиев и как будут дальше развиваться отношения нашей страны с Кыргызстаном?

Официальный представитель белорусского МИДа уже нам пояснял, как эта процедура будет протекать. Он отметил, что она очень длительная: в соответствии с международным правом должны быть надлежащим образом оформлены документы с запросом на экстрадицию. Такие документы стали готовиться после решения о лишении неприкосновенности Курманбека Бакиева. Я думаю, что это будет долгий процесс, хотя в последнее время нельзя не обратить внимания на действия Москвы. Я имею в виду быструю выдачу бывшего министра внутренних дел по запросу Бишкека. Кроме того, арестован бывший глава аппарата правительства Бакиева. Что касается самого Бакиева, безусловно, его сегодняшнее нахождение в Беларуси не будет способствовать улучшению отношений, и не только двусторонних.
 
- Нынешнему временному правительству Кыргызстана стали задавать вопросы: а что предстоит саммиту ОДКБ, членом которого Кыргызстан является? Лукашенко приедет с Бакиевым на саммит, представляя его как законного президента? Или будут присутствовать нынешние власти в Бишкеке?
 
Лукашенко сказал, что сам еще не определился, поедет ли он на саммит. Но мы говорим о беглом киргизском президенте. Присутствие Лукашенко никто не сможет запретить, если он пожелает. Что касается Бакиева, такое присутствие я исключаю. В то же время я не думаю, что на такого рода форумах в рамках СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, членом которого остается Кыргызстан, - будет представлено временное правительство. Почему? Должны пройти соответствующие процедуры юридического характера, выборы, будет рассматриваться новая Конституция (в июне в Кыргызстане пройдет конституционный референдум, в октябре - парламентские и президентские выборы. – TUT.BY) – вот тогда новое правительство будет легитимно. Сегодня оно не совсем легитимно, и поэтому, как сказал глава правительства, в интервью одному российскому информационному агентству, "мы с пониманием отнесемся к тому, что мы не можем сегодня присутствовать на такого рода форумах".
 
- Очень заметна была реакция Медведева и Путина. Почему власти России так задело, что Курманбек Бакиев оказался в Минске?
 
Я бы не сказал, что это задело Москву, скорее, вызвало недоумение. Это немножко разные вещи. Суверенное право суверенной Беларуси – определять, кого принимать в качестве гостя - я подчеркиваю, Бакиев тут в качестве гостя, хотя на пресс-конференции в Минске он был представлен как президент Кыргызской Республики. Более того, Лукашенко имеет право по действующей Конституции (по которой, как он сам сказал, президент обладает царскими полномочиями), такие действия совершать. Вопрос в другом: какие заявления последовали со стороны официального Минска. Вот они, конечно, Москву не могли радовать.
 
В частности, я хотел бы акцентировать внимание на теме, связанной с военным сотрудничеством. До сих пор это была священная корова двусторонних и многосторонних отношений с участием Беларуси. Сомнению его целесообразность не подвергалась. Что мы сегодня слышим? Что ОДКБ в нынешнем виде нецелесообразно и вряд ли Беларуси есть смысл участвовать. Ну а дальше мы еще поговорим и о двух российских базах, поводом к высказываниям о которых послужило Черноморское соглашение в Харькове, которое подписали Медведев и Янукович – довольно неожиданно для многих. Неожиданно, потому что быстро.
 
- Стоит ли связывать эти события – Бакиев в Минске и харьковское соглашение?
 
Связывать в том смысле, что это касается участия Беларуси – полноценного и эффективного участия – в военно-политической составляющей интеграции – в данном случае с Россией, - конечно, стоит. В связи с этим и пошло по цепочке упоминание и российских баз, которые, подчеркиваю, находятся в Беларуси на законном основании, согласно юридически оформленным документам. По этому соглашению, если память мне не изменяет, аренда была на двадцать пять лет бесплатная. Но бесплатная в том смысле, что были преференции. Известно, что называлась цифра в один миллиард долларов. По тем временам – пятнадцать лет назад – это огромная сумма. И сегодня поднимается вопрос о российских базах, потому что увидели, сколько Россия может заплатить за базу на территории Украины. Хочу в связи с этим заметить, что это соглашение в Харькове фактически поставило крест на перспективах Украины в членстве в НАТО. Потому что не может страна-член НАТО позволить на своей территории иностранные базы, тем более, не члена этого же альянса.
 
- Это говорит об определенном серьезном выборе Украины. Или они сами этого еще не понимают?
 
Когда мы говорим о выборе Украины, я хотел бы напомнить, что Янукович победил с перевесом всего лишь в три процента. Выборы были признаны легитимными, транспарентными, демократическими. Но то, что сегодня делает новое руководство в Киеве, не очень согласуется с результатами интеграции европейской, интеграции с НАТО, к которым Украина пришла на момент выборов. Так что выбор Украины – да. Но с трехпроцентным перевесом. То есть отрицается наличие серьезной оппозиции, в том числе и Харьковским соглашением.
 
Власти Украины – это моя личная точка зрения – все больше и чаще проявляют тенденцию, склонность к белорусской модели правления, хотя Украина не суперпрезидентская республика. Таким индикатором являются средства массовой информации в Украине, где есть телевизионные каналы, которые далеко не являются проводниками политики нынешней власти, то есть, оппозиционные каналы, есть провластные каналы. Есть плюрализм.

- Хорошо или плохо для Беларуси такое стремительное сближение Украины с Россией?
 
Ничего плохого в этом не вижу. Мне в вашем вопросе видится другое: может ли Киев и Минск быть этаким альянсом, отстаивать свои интересы в противостоянии с Москвой? Я сразу скажу: нет, не может. И эта карта пыталась разыгрываться прошлым, третьим по счету президентом Украины, Виктором Ющенко, который был очень идеологизирован, что давало повод для таких антироссийских элементов сотрудничества Киева и Минска. При нынешней власти в Киеве это просто невозможно, хотя бы потому, что для Януковича и тех украинских капиталистов – а в Украине правит не компрадорский, а национальный капитал – для них важнее российский газ, чем какая бы то ни была форма дружбы между президентами Беларуси и Украины.
 
- Все-таки давайте разберемся с Россией. На прошлой неделе заявления и Медведева, и Путина не напрямую, конечно, показывали, но создавалось такое ощущение, что дружба с Беларусью закончена и у России появился новый друг – Украина. Может быть, это только мне так показалось?
 
Знаете, на мой взгляд, это обманчивое впечатление и ощущение. Во-первых, Украина не Беларусь – хотя бы по своим размерам, по влиянию, по другим параметрам. И думать, что Россия будет дружить с Украиной за счет Беларуси или с Беларусью за счет Украины... Об этом можно было говорить, когда и в Москве, и в Минске были очень сильно напуганы "оранжевой" революцией. Сегодня такого нет. Еще нет и двух месяцев, как Янукович пришел к власти, а уже столько событий произошло! Нет, тут по-другому: когда вы говорите о заявлениях Путина и Медведева, это очень ясные заявления, хотя там и не называлась фамилия президента, который приютил человека без работы. Я думаю, что это была констатация уже давно известного состояния двусторонних отношений, конфликт в которых пролегает между руководствами двух стран, а не между народами, что просто исключено. И любые попытки – умные или неумные – развязать в средствах массовой информации какую-то антироссийскую или антибелорусскую пропаганду – они, как любил говорить патриарх российской политики, Евгений Примаков, контрпродуктивны. Они не могут отвечать национальным интересам двух стран.
 
- Буквально на днях от Москвы последовало еще одно заявление: видимо, Россия будет вступать в ВТО без нас. Я имею в виду, не Таможенным союзом, а отдельно. Это тоже может считаться продолжением какой-то тенденции в отношениях Беларуси с Россией?
 
Я хотел бы напомнить, что это не первое заявление подобного рода. Вы имеете в виду заявление Шувалова, первого вице-премьера российского правительства, в Штатах. До этого Медведев заявлял, что можно так, а можно иначе. Что лучше, что теплее, что ближе будет – это Медведев еще сказал, фактически подвергнув сомнению путинскую фишку со вступлением в ВТО трех стран одновременно. Даже усмотрели в этом противоречие между Медведевым и Путиным.
 
- Шувалов поставил точку в этом вопросе, или это было всего лишь еще одно мнение?
 
Нет, я думаю, это мнение, которое наиболее ясно отражает сегодняшнюю реальность. По-другому быть не может, потому что в процессе вступления во Всемирную торговую организацию все три страны находятся на разных стадиях. И Россия, и Казахстан уже очень близки: больше восьмидесяти процентов переговорного процесса пройдено, Беларусь – значительно меньше и практически бесперспективна в этом плане. Что касается Таможенного союза в том виде, в каком он был заявлен, то лично я смотрю на это очень скептически. И я не думаю, что первого июля заработает очередной этап Таможенного союза, который нам обещают.
 
Таможенный союз – это этап на пути создания единого экономического пространства. Это второй путинский проект под названием "Единое экономическое пространство", который на сегодняшний день терпит фиаско. Первый проект – это был квартет – еще Украина была. Но Украина в первую очередь стояла за зону свободной торговли. Россия на это не шла. Украина после этого стала членом Всемирной торговой организации. Я напомню, почему на сегодня важно для России, что Украина – член Всемирной торговой организации. Она должна дать добро, как и любая другая страна-член ВТО, на принятие нового члена. Так вот сегодня, в отличие от "оранжевых" времен, у России меньше поводов, а то и нет их, для беспокойства о поведении Украины, если станет конкретно вопрос о принятии России во Всемирную торговую организацию. И хотел бы напомнить, когда мы говорим о зоне свободной торговли, а это самый привлекательный момент в восточном партнерстве – об этом почему-то не пишут – у Беларуси с Украиной давно есть соглашение о свободной торговле. Просто оно не выполняется.
 
- А почему оно не выполняется?
 
Видимо, это и проясняли президенты двух стран, когда беседовали за закрытыми дверями. Тут хочу сказать, не претендуя, что я какую-то Америку открываю, что один из основных вопросов белорусско-украинских торгово-экономических отношений – это стремление белорусской стороны навязать соглашение о так называемой приграничной торговле с преференциями. В данном случае это Черниговская область. То есть, чтобы белорусские товары вывозились и по каким-то преференциям продава