А.Козулин: для Лукашенко я - кошмар, летящий на крыльях ночи
Александр Козулин, недавно был "помилован" А.Лукашенко и освобожден из заключения. В интервью, которое политик дал DELFI в Минске, он отметил, что когда незаконно осужденный человек освобождается, как помилованный - это оскорбление, и ему непонятна восторженная реакция со стороны некоторых сторон.
Александр Козулин встретился с DELFI в одном из уличных кафе Минска. Поговорить у него дома оказалось невозможно, поскольку, по его словам, все прослушивается. Он также заметил, что насчитал шесть автомобилей, которые уже поочередно следуют за его машиной. Также он предупредил о ведущейся с трех точек съемке нашего разговора. Был он в черной рубашке и черных джинсах, похудевший после двух с половиной лет заключения, но улыбающийся и с крепким рукопожатием. В такой детективной обстановке в столице Беларуси образца 2008 года, через несколько дней после освобождения и состоялась встреча А.Козулина с корреспондентом DELFI.

Известно Ваше высказывание о помиловании. Как Вы прокомментируете поступок главы Беларуси?

- Понятно, что сам факт освобождения я воспринимаю нормально, как знак справедливости. Я отбыл в тюрьме два с половиной года, и думаю, вы понимаете, что это не самый хороший период в жизни. Но когда начинают хлопать в ладоши отдельные дипломатические представители, то это вызывает изумление.

Кого Вы имеете в виду?

- Это не настолько важно, поскольку разве может вызывать бурю восторга то, что незаконно осужденный, подвергшийся репрессиям человек, выпускается, как помилованный? Это - оскорбление. И не только для меня. За время моего пребывания число отбывающих наказание увеличилось в полтора раза. Поэтому разве можно рассматривать мое освобождение как шаг навстречу требованиям США и ЕС? Вы меня реабилитируйте, освободите без всяких условий, тогда этот шаг будет понятным. А так получается, что у нас в государстве человека можно бросить в тюрьму только за то, что он баллотировался на пост президента. Так что давайте называть вещи своими именами. Как воспринимать два с половиной года, проведенных в тюрьме? Это подавление, унижение, оскорбление, психологическое, моральное и физическое давление. И как обозначить то, что за это время умерла моя жена, мой тесть? С чем это соразмерить? Кто должен дать ответ на этот вопрос?

А кто может дать ответ на этот вопрос?

- Я думаю, что сегодня Лукашенко является вызовом мировому цивилизованному сообществу. Потому что он топчет все святое, нравственное...

Вам, в таком случае, не кажется, что это преступление избирателей, выбирать такого человека в качестве президента?

- Как-то один известный персонаж сказал, что неважно, как происходит голосование, важно, как происходит подсчет голосов. Я не думаю, что белорусский народ сильно виновен в том, что избирает Лукашенко, потому что если бы имели место честные и открытые выборы, то Лукашенко никогда не был бы избран. Сегодня работает четко отлаженный механизм, и Лукашенко сам не скрывает, что при тех технологиях, которые у него есть, он способен решить любую задачу.

Как Вы оцениваете реакцию стран Запада на Ваше освобождение?

- Понятна определенная степень их удовлетворенности, в силу того, что все-таки освобождение состоялось. Но, непонятна их слишком большая радость по этому поводу. Потому что, сомнительна прелесть освобождения оппонента, связанного по рукам и ногам (по словам А.Козулина, видео и аудио запись беседы с DELFI проводились с нескольких точек). Судимость с меня не снята. То есть, мое малейшее движение, может привести к тому, что мне подвесят три оставшиеся года. Снятие судимости было бы логичным и естественным шагом. А сколько сегодня молодых ребят арестовывается по разным причинам? Вопрос в том, что все должны соблюдать законы. И иностранным дипломатам я скажу - главное - добейтесь того, чтобы в Беларуси исполнялись законы всеми без исключения. Сегодня власть использует систему правосудия, как инструмент подавления инакомыслящих. И скажу больше, что в личной беседе со мной наш великий Гегемон говорил: «Правосудие - это я».

А Восток каким-то образом отреагировал?

- Нет, не слышал. В том числе и от много выступавшего российского посла в Минске.

Между Вами и А.Лукашенко действительно был какой-то личный конфликт?

- Проблема президента в том, что он руководствуется личностными эмоциями. Президент не может себе такого позволять. Как только он государственную политику, государственные отношения переводит в категорию личных - он перестает быть президентом.

Чем Вы сейчас собираетесь заняться, есть ли какая-либо программа действий?

- Об этом очень хочет узнать власть. Мне же пока нужно какое-то время для отдыха. Время оглядеться, оценить ситуацию.

Ваши мысли в преддверии будущих парламентских выборов?

- Сегодня заявлено, что пройдут честные, прозрачные, демократические выборы, чтобы продемонстрировать всему миру, что у нас все хорошо. Это хороший посыл, и было бы логично, если бы он был реализован до конца. И сегодня уже ряд европейских стран работает на признание выборов. Возникает вопрос - что для нас важнее: внешняя оболочка или содержание? Уже сейчас есть огромное количество нарушений. На людей, которые собирались баллотироваться идет масштабное давление со стороны властей и спецслужб. Дело не только в Лукашенко, а в «лукашизме».

Как его преодолеть?

- Павел Селин, бывший собкор НТВ в Беларуси был депортирован из страны на пять лет. И сейчас приехал в Минск. Принципиально. И он сказал, что удивился огромному количеству людей, которые не верят в возможность перемен. У них наблюдается либо апатия, либо страх, либо полное отторжение того, что происходит. А сегодня происходит следующее. Создана система насилия, и все решается насильственными методами, а не осознания, убеждения, понимания. У нас нет диалога.

По сути, со стороны кажется, что у вас с Беларуси возникают совершенно бредовые ситуации. Трудно принять это за реальную картину, верить в эти вещи. А белорусам, думается, трудно убедить страны Запада, что это не абсурд, а реальность...

- Если впервые приезжаешь в Минск, то кажется, что все очень хорошо. Внешне хорошо, но если копнуть глубже, оказывается все совсем не так. Что происходит в Беларуси - мы вернулись в прошлое. То есть, пришел директор совхоза, который не представляет, что может быть иначе. И начинает управлять в соответствии со своими представлениями. Он заявил: «Я за цивилизованным миром свой народ не поведу». Вы посмотрите на реформу среднего и высшего образования? Лицейские классы спустили до уровня обычной школы, а классы средней школы - до уровня ПТУ, спецшколы же убрали совсем. Получается, что нам нужна серая масса, которая будет ходить строем и петь одну песню. У нас институт правосудия и законности уничтожен до основания.

Это, наверное, уже не раз заданный вопрос, но как к Вам относились в период заключения?

- Заключенные ценят в людях твердость и принципиальность, а в колонии я не подписал никаких бумаг. Только за то, что люди ко мне подходили и общались - их сажали в «шизоид» (штрафной изолятор - DELFI).

Извините за циничный вопрос, но зачем Лукашенко Вас как своего оппонента выпускать?

- Лукашенко меня бы никогда в жизни не выпустил, если бы это от него зависело. Он бы меня закопал в землю и сравнял бы ее. Но не все зависит от него. Более того, наступает момент истины. Я для него - кошмар, летящий на крыльях ночи. Мне кажется, я к нему прихожу как совесть, которая его мучает. В силу того, что мы с Александром Григорьевичем являемся антиподами, с разнополярными знаками, то слишком много уже было в «минусе», и наступила пора «плюсов». И он это понимает. И это уже агония. Ясна жесткая позиция ЕС и США, пришло время выполнять обязательства перед Россией.

Но, к примеру, один из литовских политиков грозился поднять вопрос об изменении политики ЕС в отношении Беларуси?

- В этом и проблема. Если бы подход к Беларуси со стороны США и ЕС был консолидированным, присутствовало понимание сути происходящего в стране, то в Беларуси мы могли бы добиться гораздо большего.

В Беларуси сходятся экономические интересы разных сторон...

- Сегодня когда в Беларуси началась приватизация, естественно, что бизнес из разных стран хочет получить здесь свой кусок. И эти структуры начинают продавливать свое правительство. Многие не понимают, что поскольку в нашей стране нет правил, то они вступают в игру без правил. Лукашенко четко заявил, что никогда не допустит той приватизации, которая была в России, и все будет открыто. Однако все вопросы решаются кулуарно. Поэтому нужно совершенно четко дать мэсседж европейским и российским деловым кругам, что при изменении ситуации в стране, итоги приватизации новой властью, новым правительством, будут не признаны.

Вы останетесь в политике?

- Вопрос в том, что я как шел по пути, так и пойду, сбить меня невозможно.

Константин Амелюшкин, DELFI
20 августа 2008 г. 12:00